Баскетбол в России спорт или бизнес

basketbol v rossii sport ili biznes Истории

Чтобы поехать на какой-либо спортивный матч в России, нужно любить определенный вид спорта — возможно, даже быть его фанатом. В некоторых других странах люди ходят на игры, чтобы повеселиться, посмотреть на звезды, просто для развлечения. Это два подхода к спорту, каждый со своими приверженцами. The Flow пообщался с заместителем генерального директора Единой лиги ВТБ, бывшим менеджером клуба «Локомотив-Кубань» Василием Коршковым и баскетбольным продюсером, диктором и менеджером матча БК «Химки» Тимуром Рустамовым — людьми, которые много сделали для того, чтобы привлечь людей, которым не нравится спорт. Об их успехах и неудачах читайте в этом большом интервью накануне финала чемпионата России по баскетболу.

— Я средний потребитель спорта, мне это интересно заранее. Я знаю пять или семь имен активных игроков НБА. В России я знаю такие имена, как Чряпа, Моня, Кириленко и Цириленко. Но когда я приехал в Америку, первое, что я сделал со своей женой, которая совершенно не интересовалась спортом, — это посещение Мэдисон-Сквер-Гарден. Матч «Нью-Йорк Никс» — «Майами Хит», в котором продолжал играть Леброн Джеймс. Сиденья были не самые лучшие, но я редко испытывал такие эмоции на вечеринке. Нас снимали в пушечных рубашках, выступали MCA, участник Beastie Boys, и Андре Агасси, сидевший в первом ряду. Играл ди-джей, и происходило многое другое. Результат не помню, но очень хорошо помню ощущение веселья и праздника.

Тимур: Вы классический американский спортивный потребитель. Он тоже не знает счета, он знает троих игроков, потому что они в вечерних новостях, но в остальном это просто еда, питье и веселье.


— Правильно ли я понимаю, что именно это вы хотите донести до российских позиций?

Василий: Это не то, что мы хотим, просто надо это сделать. Все американские исследования на эту тему говорят, что 99% потребителей спорта приходят не ради спорта, а ради общения, ради фан-сервиса. А в России мы говорим и говорим только о спорте. Допустим, в лиге 13 команд, но победит только одна. Остальные 12 нужно исключить с рынка?


— «Единица» означает ЦСКА?

Не обязательно. В спорте побеждает только одна команда, но все хотят зарабатывать деньги. Что касается ЦСКА, то в этом году может произойти что-то прекрасное. Лига пробует новый формат — «Финал четырех». В этом новом паттерне больше непредсказуемости.


— Спрошу, как советский человек: «Справедливо ли это?» Я имею в виду, что команда может сходить с ума весь год, а потом проиграть только один раз и все равно не выиграть чемпионат.

Тимур: Это как раз позиция тех, кто за чистый спорт. И мы должны четко заявить: мы либо рассматриваем спорт как бизнес, либо нет. Если мы это сделаем, «Финал четырех» станет отличным способом заработать деньги и для болельщиков получить опыт, которого они не могут получить в обычном чемпионате. Может быть, более честно, но гораздо более рутинно. Кроме того, такой формат дает ощущение баскетбольной тусовки, так как представители четырех команд собираются в одном городе, это дает мощный эффект. В пятницу мы играем в полуфинале, в субботу проводим время вместе, а в воскресенье — в финале.

Василий: Самые успешные спортивные франшизы в мире — это события. Номер один — финал американского футбола. Они играют в регулярном чемпионате, а затем идет Суперкубок. Все они переезжают в один город, Рианна поет, Бейонсе танцует, все счастливы. И никто не спорит о справедливости, потому что событие приносит миллиарды в течение 4 часов после трансляции. Также в пятерку лучших событий входит Рестлмания, и что это в основном? Набранные актеры — слегка атлеты, они ставят себя в спектакле, в котором нет соревновательного аспекта. Если есть, то есть писатели. Большинство экспертов считают, что самым интересным событием в баскетболе является Финал Американской университетской лиги. Это тоже в формате Финала четырех, и это просто безумие. вещи. Рейтинги, наверное, не хуже рейтингов НБА. Вот еще один индикатор того, что это работает.


— Я просто хотел спросить: вы говорите о коммерческой составляющей этого вида спорта, но в России это не бизнес.

Василий: В России спорт часто называют соревнованием. Это одновременно и весело, и не круто. Все говорят о результатах, тренерах, инфраструктуре, школах для детей — все, кроме коммерческого элемента. Суть в том, что система просто не ориентирована на зарабатывание денег. Например, строим площадки для баскетбола, хоккея, волейбола и так далее. Но такого быть не должно — должны быть универсальные арены, которые круглый год используют для проведения различных мероприятий. Сегодня хоккей, завтра баскетбол, послезавтра концерт. Когда инфраструктура окупается, спортсменам легче найти дом.


— Гости матчей готовы к зрелищу, а не к спортивному мероприятию?

Тимур: Пока сложно. Менталитет таков, что они не включаются сразу. Не все хотят участвовать в конкурсе, на них в Америке очереди. Им стыдно работать на танцевальную камеру. О, я лучше посижу в сторонке. Люди приходят в спорт, как в театр. Они приходят посидеть, поговорить и понаблюдать за мастерами своего дела. Но покупатель, тот, кто платит, часто тоже ничего не хочет. Он дает деньги на шоу, но не имеет четкой цели. У них только спортивные цели: где-то играть, выходить на турниры, готовить столько молодых игроков в сборную. Я имею в виду, что было что-то, что было не только в баскетболе, и это хорошо.


— Насколько большая посещаемость на арене?

Василий: Скажу так: Евролига требует как минимум 10 000 арен для команд, которые проходят отбор на длительный срок. Для чего это? Для финансовой устойчивости клуба — по их расчетам, доход от такой арены может спасти клуб в случае ухода главного спонсора. Правда, даже в России команда с нормальной посещаемостью может зарабатывать около 100 миллионов рублей в год.


— Достаточно ли этой суммы для существования конкурентоспособной команды?

Василий: Думаю, да. Если он начинается со 100 миллионов, то что-то можно сделать. Хотя бюджеты клубов Лиги ВТБ немного больше.

— Российские команды зарабатывают 100 миллионов?

Василий: Однозначно сказать «да» не могу, но лучшие клубы уже есть. Я имею в виду билеты, товары и местное спонсорство. Другое дело, что нельзя быть лучшим клубом за 100 миллионов долларов. Вот и другие расходы: дорогие чартеры, дорогие отели. В лучших клубах к игрокам должен быть предоставлен высокий уровень заботы.


— Исключительна ли ситуация в России, где спорт существует на государственные деньги?

Василий: Есть много примеров, когда сложно отличить частные деньги от государственных. Спонсоры спорта часто так или иначе связаны с государством.

Тимур: В любом случае, в европейском баскетболе большинство клубов субсидируются, независимо от того, откуда они получают финансирование. Может быть несколько клубов, которые ни от кого финансово не зависят.

Василий: Но если мы говорим о «Барселоне» или «Реале», это скорее инвестиционные проекты в рамках большого бренда. Не думаю, что эти фермы чувствительны к загруженности баскетбольных команд.

Тимур: Условно один Неймар — это «под ключ» Реальный баскетбол на три года.

Василий: Есть уникальные проекты — «Жальгирис» из Каунаса. У них не так много денег, но они зарабатывают половину своего бюджета на билетах.


— Баскетбол в США — чистый бизнес?

Василий: Более того. Для некоторых бизнесменов владение крупным спортивным брендом — это еще и возможность быть публичной фигурой и частью деловой элиты. Это совершенно другой социальный статус.

— Как человек, когда-то работавший в Краснодаре, вы мечтаете о появлении баскетбола Галицкого в России?

Василий: Да-да! Это сон!

— Кто-нибудь когда-нибудь претендовал на такую ​​роль?

Я пытаюсь вспомнить. Конечно, таких парней не было.

Тимур: Иногда бывает один денькоманды. Но такие проекты иссякают, им не хватает энтузиазма. С нуля построить сложно.


— Несколько лет назад я принимал участие в игре ЦСКА в Евролиге. Единственное, что не относилось к баскетболу, — это танец талисмана и помпа во время перерыва.

Василий: Тогда он был минимальным, а для многих — максимальным. Сейчас клубы начали отходить от этого. В то время я был дорожным строителем и был очень далек от управления каким-либо процессом, связанным с баскетболом. Я случайно столкнулся с президентом «Локомотива-Кубань» и сказал ему, что мечтаю попробовать сделать что-то вроде НБА. И он сказал: «Давай, попробуй». Мне трудно продолжать думать об этом, но я старался делать все, как они делают в других частях света, и самое удивительное то, что здесь это работает так же, как и везде. Отговорка «здесь не то же, что и там», которую я слышал миллион раз, — наихудшая. Работает точно так же. За пять лет до солдата добрались дальше — когда я пошел работать в лигу, у нас было еще три аншлага. И люди дежурили по ночам, чтобы купить билеты. Мы обыграли «Барселону» в «Финале четырех», и впервые в истории клуба рухнула билетная система. Он возобновился в 3 часа ночи, и я вылетел из Барселоны в Краснодар со стыковкой в ​​Москве. Я приехал в 11 утра, а билетов больше не было.


— Что самое важное для достижения успеха?

Василий: Талантливая и увлеченная команда. Многие вещи можно сделать бесплатно. Например, ди-джей на игре — хорошее не дороже, чем плохое. Но выбирать песни, как и когда их играть — утомительная работа, мы должны учитывать вкусы публики. Если вы выйдете на арену клуба, который вообще об этом не думает, вы услышите только песни своего любимого диджея или босса. Половину необходимого успеха можно построить на деталях. Остальное требует вложений, но тоже не здорово.


— Что вы сделали в первую очередь, когда пришли в «Локомотив»?

Василий: К сожалению, я практически полностью реорганизовал отдел маркетинга. И это был отличный отдел! Я распустил свою команду поддержки и набрал новых.


— Почему?

Василий: Я считаю, что распространенный в черлидинге сексизм — это ловушка. Я задался целью привлечь подрастающее поколение и при этом не шокировать пришедших на матч женщин, вызвать эмоции у ветеранов. Но так что мужчинам тоже нравится. Ведь если честно — чтобы мужчина любил танцевать, женщину не обязательно одевать пополам. Мы обратились к уличной танцевальной культуре, она очень развита в Краснодаре. Набирали молодых ребят, шили им красивую форму, ставили хореографию. Через год они стали чемпионами Европы по черлидингу. На игру с «Галатасараем» наша команда пригласила 220 танцоров, которые танцевали в «стиле Каннам» — это был самый масштабный флешмоб в истории европейского и, возможно, мирового баскетбола. Из вложения — всего 40 000 рублей на майки, что для клуба не так много. Кроме того, я попросил каждого из танцоров пригласить своих друзей и родственников, и пришло около 1000 человек, которые были заинтересованы в танцах или поддержали своих близких, но не ходили в баскетбол. А после этого матча к нам с билетами приходили в среднем еще 300 человек. Все это небольшие шаги, которые стоят недорого, но окупаются. Вам просто нужно направлять их.

Мы пригласили модного диджея из Краснодара и развесили его баннер на матчах — тогда стало нормой выступать в местных клубах в бейсболках. И сделали мы их вместе с культовой американской компанией Starter. Те, кто знает о снэпперах, понимают, что они на высшем уровне. По сей день я встречаю людей в Краснодаре, которые носят эти пятилетние бейсболки. Платить подходящему диджею и приглашать на танцы модных парней, а не только девушек в купальниках, почти ничего не стоит. Все дело во вкусе.

За пять лет мы вышли в полуфинал Евролиги и вышли в полуфинал. Это величайшее достижение в истории клуба и, как мне кажется, самое продолжительное. Финишная черта. «Мы добились больших успехов в спортивном маркетинге в России. Почти все клубы начали следить за нами. Мы устраивали предматчевые шоу и забавные подарки. Вы можете рассказать нам больше о Химках Тимуру, но я скажу, что некоторые игры в этом сезоне были идеальными. Взять хотя бы игру. с Барселоной: Каста играл в предматчевой разминке. Мы месяц рекламировали их участие, развесили билборды вдоль МКАД, раздали всем пришедшим на мероприятие особые футболки — но самое главное, мы не дали ни одного приглашения. Это следующий шаг: не просто чтобы чтобы устроить представление, но чтобы люди пришли к вам за деньгами.

Тимур: По клубным меркам это была очень дорогая игра, но она не только окупалась, но и несколько раз окупалась.


— А теперь об игроках. Общение с прессой — часть контрактов игроков?

Тимур: Медиарынку мало что предложить игроку. Это капля в море по сравнению со спортивными преимуществами. В лучших российских клубах есть дорогие игроки, а это значит, что их медиа-ценность должна быть высокой, но спортивные рейтинги оставляют желать лучшего, и нет культуры заключения контрактов игроков со СМИ.


— Я не знаю ни одного публичного российского баскетболиста.

Тимур: Это вопрос воспитания игроков. Возьмите тех, кто прошел через баскетбольную пирамиду США — это совершенно другая культура общения со СМИ и болельщиками. Они проходят через плавильный котел старшей школы, затем однокурсников по колледжу, и дети в возрасте от 16 до 17 лет окружены вниманием СМИ. К моменту профессиональной карьеры они имеют опыт общения 6-7 лет. НБА проводит тренировки по общению со СМИ, есть коды, которые игроки узнают.


— Кто-нибудь из игроков спрашивал вас: «Ребята, я хочу по телевизору! Дайте мне контракт на рекламу!»?

Тимур: Даже те, у кого такие инсинуации, чувствуют себя неуютно.

Василий: Даже те, кто этого хочет, не склонны работать с профессионалами. Они предпочли бы доверять своим друзьям.


— Ну, возьмите хип-хоп, сейчас очень популярная тема. Почему ни один баскетболист не пытается с ним связаться?

Вот хороший пример того, как это может работать и не работать одновременно. Мы договорились с L’One, что снимем клип на баскетбол. Это полностью коммерческий рассказ о Лиге ВТБ. Мы пытались стрелять в игроков, привозили их из некоторых клубов, у нас было немного свободного времени. Мы потратили 6 часов, пытаясь снять их, но этого было недостаточно. Похоже, давайте спланируем наш следующий день и снимем остальное. И все, календарного матча у них уже нет до конца сезона. Или, может быть, клубы больше не хотят уходить. Плеер в некотором смысле очень дорогая машина. Его необходимо хранить в гараже и вовремя заполнять. В конце концов, что привозит Диму Хвостова из Краснодара? Он должен лететь один или с кем-нибудь? Ночует он в Москве или нет? Что, если он простудится на съемочной площадке? Вы не будете снимать игроков со скамейки запасных, нужна столешница. Алексей Швед — химкинская звезда, а что, если он не сделает перерыв в съемках? Кто будет за это отвечать? Насколько мне известно, двух химкинских бойцов отпустили с тренировок для участия в перестрелках и в конце концов подвергли пыткам. Сезон у нас короткий, как в НБА, поэтому выпускать игроков не готов.

Тимур: Несколько лет я работал в баскетбольном тележурнале, сначала на Росси, а затем на матчевом ТВ. По сути, это единственное профильное шоу, это знают все игроки, и это основная среда. Вы предлагаете снять что-нибудь оригинальное, какой-нибудь трюк, может, пошалить. Нет, я посмотрю в камеру и скажу, что я Иван Иванов, играю за такой-то клуб и у меня все хорошо. Мало кто готов к издевательству над собой на камеру. Давным-давно мы сделали хороший телесериал со знаменитым игроком, где он сыграл отличную игру, прочитавего баскетбольные «заповеди», которые полностью противоречили норме. Затем тренер ударил его кулаком по лицу и сказал: «Мы здесь делаем серьезные вещи, и вы выставляете нас похожими на клоунов».


— То, о чем вы говорите, насколько я понимаю, в НБА является трюизмом. Есть ли что-то, чего мы никогда не догоним в США?

Тимур: Если говорить о развлекательном аспекте, разница только в том, что у нас есть L’One на Матче всех звезд, а у них есть Jay-Z.

Василий: Инфраструктура и игроки. В этом разница.


— Нету ли молодых игроков, выросших в НБА и рэпе?

Они есть, но все они закрыты. Они могут представлять интерес для компании, но не для общественности. Отчасти потому, что наша пресса тоже не всегда профессиональна. В погоне за хорошим заголовком некоторые журналисты могут что-то придумать для игрока и подставить его.


— Что можно сделать, чтобы как-то изменить ситуацию?

Василий: Лига — это регулятор, который устанавливает правила поведения. Но принуждение и стремление к развитию — это всего лишь история клуба. Фактически, нам нужно изменить менталитет менеджеров и заставить их соревноваться не в спорте, а вне поля: кто сколько зарабатывает, у кого больше поклонников и так далее. Тогда баскетбол начнут продавать.

Оцените статью
Добавить комментарий