Финиш Владимира Волошина

finish vladimira voloshina Полезно

Как долго вы готовились к пятикратному ультратриатлону?

Активные тренировки длились семь месяцев. Но апрельский вызов не был конечной точкой. Это часть пути к более великой цели — я планирую проехать 2260 км по десятикилометровой дистанции (38 км по плаванию, 1800 км на велосипеде и 422 км бегом, — комментирует Spear’s Russia). Он пройдет в Европе летом 2018 года в рамках официального международного конкурса; теперь я выбираю это место.

Общее время в пути 1130 км — 73 часа 50 минут. Учитывая, что это был внутренний триатлон в ограниченном пространстве, как вы работали с умом, справлялись ли вы с монотонностью?

Для меня эти 74 часа пролетели очень быстро. Мой разум был сосредоточен только на том, что я делал в данный момент: на параметрах моего тела, на подходе, темпе. Ни фильмов, ни музыки, ни чего-либо еще. Никаких отвлеченных мыслей на тему: «Что я думаю об этом человеке? Как продвигается работа? Я закончу и выпью холодного шампанского». Это все «обязательно». Каждую секунду — от первой до последней — нужно посвятить реализации задуманного. Важно, чтобы вы продержались еще 1100 км после плавания 19 км. Пройдя 900 км велопробега, в живых осталось 211 км. Затем можно расслабиться — по команде «расслабься» можно обо всем подумать.

На длинных дистанциях триатлон превращается в командный вид спорта. Согласны ли вы с этим?

Самостоятельно пятикратный ультратриатлон, конечно, не пройти: результат будет неутешительным. Представьте себе соревнование Формулы-1, где гонщик сидит в своей гоночной машине и мчится по кругу. Его цель — быстро ездить и вовремя менять шины. Он не может сделать это в одиночку, поэтому вся команда работает на одного человека. Когда я насчитал 1130 км, сколько людей ехало, оказалось, что их было больше 50 — от массажиста до оператора. Раньше было время организовать всех — кто что делает и в какой момент.

Можно ли сказать, что пятикратный ультратон был своего рода тестом на колоду?

Это стало своего рода разминкой. Дистанция похожа на марафон: если вы хотите пробежать 42 км на соревнованиях, вам не обязательно пробегать 42 км на тренировках. Кроме того, вам не обязательно пробегать 21 км в качестве теста и думать, что на оставшихся 21 км все будет точно так же. Требуется, во-первых, подготовить мускулы, а во-вторых, иметь моральную стойку на 50 км. Иначе съешь себя мыслями: «Давай», «Осталось совсем немного». Иногда я играю роль стартера на соревнованиях (задача стартера — дать темп людям, которые пытаются за определенное время преодолеть дистанцию). — Прим. Ред.). Результат, в котором я веду других, отличается от моего лучшего на 45 минут. Мой рекорд — 3 часа 30 минут, и я держу темп 4 часа 14 минут. Когда я бегаю медленно, мне это нравится.

Сколько времени вам понадобится, чтобы пройти 2260 км?

Все будет зависеть от того, какой вариант я выберу. Это может быть «день за днем» (10 дней подряд проходит «железная» дистанция в 226 км. — Ред.) Или непрерывный формат без остановок (2260 км за раз — Ред.). В последнем случае мероприятие продлится вдвое дольше. Мой мотиватор, Райт Ратасепп, ультрасовременный помощник, с которым я консультировался, сделал изо дня в день колоду за 108 часов. На десятиборье в непрерывном формате у него ушло 233 часа.

Какие у вас сейчас тренировочные объемы?

Теперь период легких тренировок закончился: после пятикратного триатлона выбрала щадящий режим. Месяц назад я вернулся в спортзал и теперь тренируюсь около двух часов в день: за это время я успеваю проехать около 50-70 км, пробежать 5-10 км или проплыть 2-5 км и сделать разминку. Я стараюсь выполнять как минимум два вида деятельности за одну тренировку. Тренировки не мешают профессиональным и семейным отношениям: все уравновешено.

Чемпионат мира Ironman недавно прошел в городе Кайлуа-Кона на Гавайях, где дистанция составляет 226 км. Вы следили за этим событием? Да, конечно. Особенно в этом году в коне приняли участие люди, которых я ценю и уважаю: Михаил Громов, организатор Грома, Степан Вахмин, Иван Тутукин, Виктор Доронин, Денис Крестин и другие. Это вечеринка года — вы должны увидеть начало соревнования и финиш чемпиона. В остальное время вы можете следить за результатами онлайн.

Каковы были ваши результаты в Kona?

Мне повезло: выиграл слот в лотерею — такая тренировка была в 2011 году (сегодня попасть на чемпионат мира можно только по результатам). — Ред.) Подал заявление. Я заплатил 20 долларов, ни на что не надеясь — шанс был не больше, чем найти иголку в стоге сена. В лотерее было разыграно 200 слотов: 150 досталось американцам и 50 — остальному миру. Было около 10 000 заявок. В то время моя лучшая «железная» дистанция составляла 10 часов 20 минут, но я проехал через Гавайи за 11 часов 3 минуты. Закончили с дедушкой и бабушкой: на лошадях собираются сильнейшие спортсмены мира, поэтому мой результат нельзя назвать хорошим. (11 часов 25 минут лучше, чем результат первого класса на 226 км. — Ред.) Но Ironman на Гавайях — самое яркое событие по триатлону, которое когда-либо происходило в моей жизни. Стоит прилететь и посмотреть, даже если вы не планируете участвовать в запуске.

Кона — очень яркая история. Я летел на Гавайи за 10 дней до вылета. Мои друзья подарили мне книгу Криса МакКормака «Я здесь, чтобы побеждать» за день до полета, я с энтузиазмом прочитал ее в самолете и дочитал, когда мы приземлились. Я взял свои сумки, пошел в отель и увидел его, Маккормака. Это был эпический момент: конечно, я пошел на собеседование — это был мой первый контакт на острове.

На Гавайях я встретил Андреаса Рилерта: в этом году он установил мировой рекорд по железной дистанции — 7 часов 41 минуту в Challenge Roth. В 2016 году его обогнал Ян Фродено — рекорд теперь 7 часов 35 минут. Но достижение Рилерта заняло целых пять лет. В целом, на Гавайях все для людей, все для спортсменов — Кона живет для октябрьских событий. В мероприятии приняли участие 5 000 добровольцев и 1 000 полицейских, всего — 2 000 человек.

Для водителей на острове есть предупреждающие знаки: «Велосипедисты тренируются. Скоро приближается чемпионат мира. Пожалуйста, проявите к ним уважение и будьте осторожны». Во время беговых тренировок я впервые в жизни увидел отдельные стенды у дороги, палатки с питьевыми бутылками и холодильными установками. Можно набрать воды, изотонических напитков, посидеть в тени и продолжить бег. Все это доступно за несколько дней до мероприятия. Вы можете приехать пораньше, чтобы с комфортом акклиматизироваться и тренироваться. Это весело и кататься: есть детская гонка Ironkids; Нижнее белье Беги. Есть тренировки для всех, которые начинаются в 6 утра. Вы встаете в 6:30, убираетесь, покидаете отель, и есть множество триатлонистов, готовых к упражнениям — дайте себе заряд энергии.

Сам Ironman, Гавайи вызывает сильные эмоции: и церемония открытия, и чествование людей, приезжающих на чемпионат несколько раз подряд. Они чтят самого молодого и самого старшего спортсмена. Последний час соревнований — яркий момент. Весь город, все участники выходят на набережную и встречают тех, кто финиширует в последний контрольный час (16 часов на соревнования — Ред.). Триатлонисты встречаются с чемпионами и получают медали. В год, когда я был в Коне, Крейг Александер и Крисси Веллингтон достигли финишной черты.

Что вы думаете о знаменитых гавайских лавовых полях?

Жарко. Обычно лавовые поля добавляют к своей температуре еще + 5 ° C. Конечно, на байке это не очень заметно из-за сильного ветра. При беге сложнее — люди сразу же горят: передвигаться приходится на пике солнечной активности, в жару, без тени. К тому же это не равнинный, а рельефный марафон с серьезными подъемами.

Многие спортсмены-любители считают, что результаты триатлона слишком зависят от класса. велосипед. Это правда?

Знаете, у меня есть друг, который очень хорошо умеет играть в бильярд, даже клюшкой или шваброй. Очень дорогой байк сам по себе не улучшит ваш результат: вы просто будете выглядеть лучше других.

На старт Ironstar в Сочи приехали профессиональные велосипедисты, у которых нет триатлонных велосипедов. Они поместили пешки на свои шоссейные велосипеды, что позволило им принять аэродинамическую стойку. И ехали хорошо. Но если бы у них был аэродинамический байк, они бы улучшились на 10-20%. Так что разница в классе есть, но все равно хорошо ехать.

Какой байк стоит купить, если хотите со вкусом потратить деньги?

В настоящее время в России есть велосипеды в ценовом диапазоне от 50 000 до 1,5 миллиона рублей. Есть готовые решения — Cervelo, Pinarello, Scott Plasma. Но люди, у которых есть ресурсы, начинают собирать велосипеды, рамы, колеса и т. Д. Итак, вы можете купить Mercedes AMG и построить его.

Есть велосипеды с электронной системой переключения передач. У меня был один с лицевой панелью, в которой была система водоснабжения.

Сегодня существует множество необычных, сверхлегких велосипедов, каждый килограмм которых стоит 1,5-2 тысячи рублей. евро. И это все желательно, потому что на велосипеде похудеть легче, чем на себе.

Сколько денег понадобится на гидрокостюм?

Если температура воды ниже 24 ° C, его можно использовать. Придется потратить от 15 000 до 100 000 рублей, но для новичков это, безусловно, благо, поскольку повышает плавучесть. Для своего первого «полужелезного» триатлона в 2009 году я арендовал гидрокостюм. На то, чтобы привыкнуть, потребовалось два-три дня. Эффект был просто «вау»: я надел и держал в воде как поплавок.

Но нужно понимать, что гидрокостюмы — это расходный материал: они быстро рвутся и изнашиваются.

Сколько миллионов велосипедов в транзитной зоне Ironstar?

Около 20, и это конечный результат. Перед каждым стартом обычно бывает около тысячи байков, а средняя цена составляет около 200000 рублей. Но некоторые изделия заслуживают особого внимания.

Именно поэтому мы обеспечиваем безопасность, контроль и видеонаблюдение транзитной зоны: брать такие велосипеды на хранение — огромная ответственность. Больше никого в транзитную зону не допускают. Доступ имеют только ответственные люди из операционной группы.

Можно ли назвать Ironstar прибыльным?

Переходим к этому моменту. Некоторые запуски незаконны, но пока мы инвестируем в операции. Учитывая, что мы находимся в третьем сезоне, это неплохо.

Какая аудитория у вас сегодня начинается?

В этом году к нам приехали 6000 триатлонистов. 80% участников вместе со своими семьями, поэтому было около 30 000 поклонников и зрителей. 30% — владельцы бизнеса. У нас были Сергей Акульчев, владелец одноименного бренда, Юрий Колобов, владелец Yuma, Роман Авдеев, президент MKB Capital. Прибывают олимпийские чемпионы: велосипедист Александр Винокуров и Стефания Эльфутина, впервые в истории российского парусного спорта завоевавшие медаль на Олимпийских играх в Рио.

Среди наших участников — глава Удмуртии Александр Бречалов и министр спорта Татарстана Владимир Леонов, самый активный министр спорта нашей страны. На всех наших соревнованиях он был членом эстафетной команды.

В наших соревнованиях принимают участие параспортсмены. Это Сергиуш Бурлаков, переживший четырехкратную ампутацию, Ярослав Святославский, первый российский пара-спортсмен, преодолевший «железную» дистанцию ​​в 4 км плавания, 180 км езды на велосипеде и 42 км бега.

Мне нравится, что на старт триатлона приходят люди разного социального статуса. Некоторые люди, которых я знаю, этим мотивированы. Триатлон ставит перед собой новые задачи, когда кажется, что вам больше нет равных в бизнесе.

Какие у вас личные спортивные планы на 2018 год?

Я планирую провести январские каникулы с семьей в Израиле, где за 4 часа 14 минут я пробегу марафон в качестве кардиостимулятора в Тверии.7 марта я планирую принять участие в Байкальском ледовом марафоне: я буду пробегать его вместе с Лораном Лекампом, вице-президентом Швейцарии Карлом Ф. Бухерером. Лоран хотел поехать на Байкал на полумарафон, но я предложил 42,2 км, потому что мы едем. Между прочим, у нас в жизни много общего: в спорте столько же, сколько в бизнесе.

Великая цель на следующий год та же — десятиборье и восстановление после него. Закрываю марафонский сезон в Москве — это один из самых ярких марафонов в мире: во-первых, меняется столица, во-вторых, здесь много молодых, красивых людей. Кстати, иностранные гости отмечают, что московские марафонцы моложе тех, кто бегает в Лондоне, Берлине или Париже.

Отличаются ли российские триатлонисты от остальных?

Наши габариты в целом больше, чем у европейцев. Думаю, это связано с тем, что наши триатлонисты вышли из фитнес-залов, к тому же давно существовал культ рельефа и много мускулов.

Кроме того, в соревнованиях принимают участие многие новички: в их жизни спорт свелся к физическому воспитанию в школе. Благодаря триатлону многие люди сменили весовую категорию с «более 100 кг» на оптимальную для своего возраста. Для них это эффективный способ приспособиться.

Оцените статью
Добавить комментарий