Кирилл Умрихин “нужно заниматься тем, что ты любишь”

kirill umrihin nuzhno zanimatsya tem chto ty lyubish Интересно

Кирилл Умрихин: «Обязательно

делать то, что любишь.

На Фотофоруме’2019 мы познакомились с Кириллом Умрихиным, амбассадором Nikon. Кирилл специализируется на съемке путешествий, съемке экстремальных видов спорта, съемке с дронов и видео, а также репортажах о различных культурных мероприятиях.

Он является представителем компаний Nikon, Quiksilver, «Роза Хутор», «Связной. травел», «СанДиск» и «Манфротто». Кроме того, в Quiksilver, Roxy и DC он является менеджером команды и руководит командой спортсменов, занимающихся сноубордингом, скейтбордингом, вейкбордингом, серфингом, виндсерфингом и мотоспортом.

— Расскажите, Кирилл, как фотография появилась в вашей жизни? Когда было сделано первое фото?

— В детстве однажды захотелось пофотографировать, а в седьмом классе мне на день рождения подарили пленочный фотоаппарат. Не думаю, что сделанные мной фотографии были сохранены, но я помню, что мы оставили эту камеру в шкафу Театра эстрады. Моя семья по отцовской линии связана с фотографией: дед — главный архитектор Красногорского Зенита. А с фамилией Умрихин в этом городе рисовать, например, граффити (что я и делал) было опасно: бабушка — почетный учитель, дедушка — главный архитектор предприятия, из которого состоит город, а отец — заместитель главного врача скорой помощи. Поэтому, когда я бросил рисовать и переключился на фотографию, родители это оценили. Потом за три или четыре часа отец научил меня, что такое выдержка и диафрагма, подарил кинокамеру, и я поехал к Петру с двумя фильмами в школьную поездку. Я добавил туда еще три, что было немыслимо: обычно в те дни снимали один фильм на полгода.

Отец отнес мои фотографии директору салона «Экзотика» в Красногорске Ершову, городскому фотографу. Ему понравились некоторые мои снимки. Помню, я тогда расстроился, что ему все они не понравились. После школы я пошел работать с ним: обрабатывал цифровые фотографии, воссоздавал старые, потом учился в темной комнате, потом работал ночным менеджером над фото-проектом, и вот как все прошло. Я не помню свою первую фотографию, но знаю, что моя первая печатная работа была опубликована в журнале Onboard.

— Расскажите, почему вас привлекла к этому экстремальная фотография?

— Моя мама научила меня заниматься любимым делом. Я всем это говорю. Я любил кататься на горных лыжах, мой отец возил меня в горы, мы ездили в Крым каждый год, и я любил кататься на скейтборде и роликах. Я понял, что должен это сделать, и начал снимать экстремальные виды спорта. И тогда я понял, что нет такого понятия, как экстремальные виды спорта, без самых удивительных пейзажей в мире — это либо горы, либо океан.

Для меня и моей жены иметь детей — большой вызов. У нас сейчас двое, но расписание мы не меняем и каждый месяц уезжаем куда-то далеко. Я счастлива иметь семью. Мы рассказываем людям, как путешествовать вместе, потому что многие думают, что когда у вас есть дети, жизнь меняется, и вы больше ничего не можете сделать. На самом деле нет, это все больше в наших головах.

— Сейчас туристическая фотография актуальна как никогда, и многие популярные блоги в Интернете специально посвящены путешествиям. Как вы думаете, в чем причина такого интереса публики к туризму?

— Думаю, у людей были варианты: средства передвижения, свобода. Все детство я провел в своей пещере в Истре, а мои дети уехали на Маврикий. Нам дешевле поехать туда, чем остаться в Москве. Есть такие места, как Египет, где еще дешевле — можно пойти и сэкономить. Как сказал Кусто: «Если человеку дается возможность вести необыкновенную жизнь, он не имеет права отказать ему». Перефразируя его: если человек имеет возможность путешествовать, он обязан это сделать.

— Кто из остальныхВам нравятся экстремальные (или туристические) фотографы? А насколько развито это направление в России?

— С экстремальной фотографией это сложно, потому что больше нет журналов, СМИ или людей, которые могли бы обучать экстремальных фотографов. Поэтому в каком-то смысле я пытаюсь взять на себя эту функцию — провожу бесплатные мастер-классы и мастер-классы. Что касается туристической фотографии, я без ума от творчества Сергея Горшкова. В общем, сняв природу, я понял, насколько это сложно. Даниил Коржонов — кажется, мир создан для его фотографий. Когда смотришь на них, думаешь, что невозможно, чтобы все могло быть таким — вишни, фонарики и такие деревья! Есть невероятные образы. В своей работе я ориентируюсь на зарубежных фотографов, моих коллег. Хотя вы должны руководствоваться вами, вы всегда должны найти свой собственный путь.

— Насколько ты сам любишь экстрим? Вы рискуете, думая о поразительном ударе, или это тоже ваша страсть? А можно ли быть экстремальным фотографом, не рискуя?

— Ни один снимок не стоит здоровья, не говоря уже о жизни спортсмена или фотографа, о нем нужно помнить. Многие спортсмены рискуют жизнью ради фото или фильма. Бывают печальные случаи — они крайние, — но все, что мы делаем с профессионалами, — это сознательный, преднамеренный риск. Я призываю людей, которые видят, что мы делаем, не повторять одно и то же, а узнать, как был произведен выстрел, и сделать это. Я не хочу, чтобы кто-то смотрел, ходил и повторял это, чтобы причинить себе вред, поэтому я стараюсь минимизировать риск. Когда спонсор заплатил за фотографию, вы приедете в горы, и там лавина, вы должны сказать себе «нет», иначе вы рискуете столкнуться с последствиями, которых никто не хочет.

Однажды я попросила папу отвезти меня: я ехала с бригадой скорой помощи, смотрела, как они работают, чтобы знать, как реагировать в кризисных ситуациях — спокойнее, профессиональнее, не проявлять эмоций, а действовать быстро.

Иногда можно без всякого риска сделать эффектный и эмоциональный снимок, например, сфотографировать сальто вместо прыжка со скалы.

— Безусловно, в вашем бизнесе очень важно иметь «небьющуюся» камеру. Какое оборудование вы используете в своей работе?

— Вся линейка фотоаппаратов Nikon D: D4, D4S, D5 — эти фотоаппараты выносят больше человеческого тела. В остальном я сказал и говорю, что если вы можете выдержать эти условия, ваша камера выдержит их. Даже когда я упал и получил перелом, моя камера все еще работала. Полгода назад приобрел беззеркальный Z6. Я выбрал ее специально, а не Z7, камеру с большим сенсором: Z6 — репортажная камера, она меньше и имеет более короткую выдержку. Я всегда ношу с собой две камеры, теперь это D5 и Z6, и ни разу не вынимал D5 за полгода, не потому, что это нехорошо, а потому, что Z6 решает все мои потребности в фотографии прямо сейчас, включая океан, горы. , при отрицательных температурах и тлеющих углях. Поэтому это первая полнокадровая беззеркальная камера, которая всегда будет работать и решать все ваши проблемы.

— Какую роль в конечном результате играет постобработка?

— Вы можете использовать его, чтобы выделить то, что вам нужно. Я снимаю в RAW, и этот формат требует много постобработки, но я стараюсь, чтобы это было минимальным и незаметным. Хотя мне иногда нравится добавлять больше интенсивности и ясности, это действительно зависит от настроения момента, удара в целом и целей.

Оцените статью
Добавить комментарий